Сергей Трояновский из Великого Новгорода

Археолог, глава Новгородского археологического центра, председатель Новгородского общества любителей древности.

Нынешний новгородский характер довольно далек от идеала «демократической вольницы». Существует клуб коренных новгородцев, которые отсчитывают себя с довоенных времен и очень жестко проверяют каждого, кто хочет вступить в их ряды. Если представить Новгород как человека, это будет крепко сбитый мужичок с широко расставленными короткими ногами и колючим взглядом. Во взгляде будет читаться инстинктивное недоверие к власти. А учитывая, сколько нашему городу пришлось пережить: опричный разгром, захват шведами, когда московский воевода просто ушел отсюда и бросил горожан на произвол судьбы, петровский «чес», когда новгородцев отправляли строить новую столицу и множество людей легло костьми в невские болота, немецкая оккупация… — получится, вообще говоря, инвалид.

С 30-х годов Новгород стал чем-то вроде научного плацдарма для московских и ленинградских археологов. Это сыграло свою положительную роль: такие люди, как академик Янин, мой учитель, по сути, воссоздали новгородскую культуру и традиции, исторический образ города. Но были и минусы: в 90-е годы оказалось, что часть местных археологов только тем и занимается, что обслуживает летние экспедиции москвичей и питерцев.

Школьником я жил на Комсомольской улице, в районе древнего Земляного вала и реки Гзень, притока Волхова, которая первый раз упоминается в летописях под 1066 годом в связи с набегом на Новгород полоцкого князя Всеслава Брячиславича. Во времена моего детства это была относительно чистая речка, в которой еще ловили рыбу. Позднее в нее стали сливать отходы, и в итоге реку спрятали в трубу.

Последние двадцать лет в городе стало жить лучше, чище. Но есть и серьезные проблемы, например транспортная. Это результат градостроительных просчетов 1950–1960-х годов, когда Новгород решили превратить в промышленный центр. Никто тогда не подумал, что будет, когда жителей станет не пятьдесят тысяч, а более двухсот, как сейчас. Мало мостов, узкие улицы, перегруженный исторический центр, который и по уму, и по плану академика Щусева 1945 года должен быть избавлен от административной и иной хозяйственной деятельности. Хотя бы Торговая сторона должна стать аналогом площади Сан-Марко в Венеции — пешеходная зона, кафе, фонари горят. Мы движемся к этому, но не так быстро, как хотелось бы.

Когда я гуляю по городу, то в силу профессии вижу не только на земле, но и под землей. Туристические маршруты и в прямом, и в переносном смысле поверхностны — они не отражают всей масштабности древнего Новгорода. Нынешняя сетка улиц екатерининская, проложена в XVIII веке. Мои маршруты, когда я показываю людям город, сильно отличаются от официальных. Каждый раз я иду и думаю — почему не поставить памятный знак: здесь была Вечевая площадь, здесь был храм. Жаль, что Торговая сторона, Ярославово дворище утратили свой архитектурный центр — Гостиный двор. После войны его просто решили не восстанавливать и разобрали на кирпич. Оно понятно: в СССР было брезгливое отношение к торговле — как к не сов­сем достойному занятию. Но ведь в Великом Новгороде всегда имелось несколько цент­ров: духовный и военный на Софийской стороне, административно-экономический на Торговой — здесь и вече, и торг.

Новгородский археологический центр, который я возглавляю, ставит себе задачу постепенно превратить город в археологическую Мекку России. Еще мы понемногу увеличиваем площадь раскопов и добиваемся того, чтобы каждый застройщик оплачивал раскопки. Наш интерактивный музей-раскоп «Театр времени» с каждым годом принимает все больше посетителей. И очень радует, что приезжающие на практику студенты покидают город с этаким «новгородским огоньком» в глазах.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.