Приоритеты и политика России в арктическом регионе

В 2007 г. в дно океана под Северным полюсом (спорная территория) был вонзен российский флажок, а в сентябре 2010 г. на международном форуме «Арктика – территория диалога» В. Путин заявил: «Вообще-то Россия северная страна».

С ростом интереса к энергетическому и экономическому потенциалу арктического региона Москва заняла позицию, суть которой заключается в том, что с Арктикой связано не только экономическое благосостояние России, но и ее статус на международной арене. Поэтому Кремль демонстрирует силу в регионе и не стесняется в жестких заявлениях, на что не могли не обратить внимания остальные арктические страны. С другой стороны, Россия пришла к конструктивному соглашению с Норвегией о морской границе между государствами. Так какие же приоритеты у Москвы в Арктике и почему она ведет там двухвекторную политику?

Потепление климата дает доступ к глубинным энергетическим ресурсам арктического региона и открывает новые судоходные пути. Поэтому в России он рассматривается как главная ресурсная база будущего (в принятой в 2008 г. арктической стратегии этого планируется достичь к 2020 г.). Кроме того, Москва, обладая крупнейшим северным флотом (сегодня немного постаревшим), намерена стать лидером региона в области судоходства. С учетом того, что у России самая длинная граница с Арктикой, эти планы не выглядят такими уж наивными, как может показаться на первый взгляд.

Сегодня в регионе действует правовой режим, предусмотренный Морской конвенцией ООН 1982 г. С ее принципами пока согласны все граничащие с Арктикой страны – Россия, Норвегия, Дания (Гренландия), Канада и США (при этом Америка не ратифицировала данную конвенцию). В основе документа лежит концепция исключительной экономической зоны, границы которой заканчиваются на расстоянии 200 морских миль от береговой линии. Однако расстояние может быть увеличено до 350 морских миль, если геологическими исследованиями будет доказано, что континентальный шельф страны выходит за границы 200 морских миль.

Соответствующие претензии Россия выдвинула еще в 2001 г., однако тогда она ничего не добилась. Тем не менее Москва утверждает, что подводные хребты Ломоносова, Менделеева и Альфа являются продолжением российского континентального шельфа. Если России все же удастся это доказать, ей достанется морская территория площадью 1,2 млн. кв. км., включая хребет Ломоносова, где много энергоресурсов. Однако на этот хребет претендуют и Канада с Данией (ходят слухи, что они могут подать общую заявку на продление границ континентального шельфа). Можно предположить, что в том случае, если России не удастся «защитить свои права» и расширить границы своей исключительной экономической зоны, ситуация в Арктике может дестабилизироваться. Поэтому трудно сказать, что при разделе арктического шельфа будет играть более важную роль – геологические исследования или политическое согласие.

Освоение арктических запасов является одной из важнейших целей Москвы, и в процессе ее достижения она демонстрирует как напористость, так и добрую волю. В 2010 г. наконец был решен вопрос государственной границы между Россией и Норвегией в Баренцевом море (основной причиной конфликта были ресурсные месторождения на спорных территориях). Подписанный договор не только устанавливает морскую границу, но и содержит в себе принципы сотрудничества при совместном использовании подводных углеводородных запасов. Это крайне прагматичное решение, т.к. освоение арктического региона потребует огромных инвестиций, и опыт норвежской компании «Statoil» по бурению глубинных скважин в открытом море может очень пригодится России в процессе реализации отдельных энергетических проектов. Норвегии же это дает возможность приступить к освоению ранее недоступных ресурсов и заложить основы сотрудничества с российскими компаниями во всей Арктике. Таким образом, договоренность между странами можно расценивать как позитивный шаг на пути к стабильности и диалогу в регионе.

Другим важным событием стало в январе 2011 г. подписанное между нефтяными гигантами «Роснефть» и «BritishPetroleum(BP)» соглашение о разведке и разработке трех секторов Карского моря. Помимо всего прочего оно также предусматривает обмен активами («Роснефть» получит 5% акций BP взамен на 9,5% своих акций) и создание в течение двух лет совместного нефтедобывающего предприятия. Наконец, компании планируют создать Центр арктических технологий, который займется разработкой инновационных технологий в области безопасной добычи энергоресурсов в российской Арктике.

Если альянс двух компаний все же состоится (сегодня сделка приостановлена из-за претензий ТНК-ВР), он станет важным показателем позиции России в вопросе крупных иностранных инвестиций. ВР в свою очередь должна осознавать все возможные политические и экономические риски своего решения. Однако после катастрофы в Мексиканском заливе компании было необходимо восстановить свои позиции, и она выбрала российскую Арктику. «Роснефти», которая совместно с «Газпромом» получила квоты на эксплуатацию арктического шельфа, контракт с ВР не менее важен в плане «технологии в обмен на доступ к российским энергоресурсам».

Еще одним значимым арктическим приоритетом России является закрепления статуса Северного пути, соединяющего Атлантический и Тихий океаны, и развитие его инфраструктуры. Пока этот морской путь открыт только несколько месяцев в году. Однако если льды будут продолжать таить, через лет 10 этот период может значительно увеличиться. В то же время на международной арене нет согласия по статусу маршрута. Россия утверждает, что воды между континентом и северными островами являются ее внутренними водами, а США и другие страны считают, что это международные проливы, в отношении которых должен действовать транзитный режим. С другой стороны, этот спор не так уж важен, т.к. позиция России основывается на 234 статье Морской конвенции ООН, в соответствии с которой все корабли, желающие попасть в Северный путь, должны зарегистрироваться и заплатить ледокольный налог за сопровождение вне зависимости от статуса вод между континентом и островами. И Россия не единственная, кто придерживается этого положения.

Очевидно, что наиболее привлекателен для России энергетический потенциал региона. Однако значимость Северного пути не стоит недооценивать. Этот морской коридор может заменить собой традиционный путь из Европы в Азию (через Суэцкий канал и Малаккский пролив), уже не говоря о его важности в контексте будущей транспортировки арктических энергоресурсов. Хотя говорить обо всем этом со всей серьезностью преждевременно, судоходство по Северному пути уже активизировалось. Тем не менее, он вряд ли станет полноценным коммерческим морским коридором мирового масштаба. Сложные природные условия потребуют дорогих транспортных технологий (специальных радаров, кораблей с укрепленным корпусом и т.д.), постоянного использования ледоколов, дополнительных расходов топлива. Наконец, нельзя с полной уверенностью предсказать, когда лед растает (и путь откроется), а когда снова замерзнет, уже не говоря о факторе непредсказуемости погоды и опасности судоходству со стороны скоплений айсбергов.

Таким образом, главным приоритетом России в Арктике можно считать освоение природных ресурсов, что несет за собой потребность в огромных инвестициях (в том числе иностранных), общепризнанном продлении континентального шельфа, закреплении российского статуса Северного пути и развитии его инфраструктуры.

С ростом международного внимания к энергетическому потенциалу Арктики в регионе активизировались и российские вооруженные силы (возобновлены полеты стратегических бомбардировщиков, проводятся военно-морские учения). Основной опорой в данном случае является Северный флот. Таким образом Россия пытается подкрепить свои заявления о том, что она является главным игроком на арктической арене и в случае необходимости будет защищать свои права там военными средствами. С другой стороны, такое агрессивное поведение Москвы заставило международное сообщество уделить более пристальное внимание вопросам безопасности в Арктике, что России не очень выгодно.

В то же время, если военный аспект разделяет арктические страны, то коммерческий их объединяет. Но экономике нужна стабильность, и военные виражи Москвы в Арктике уже вызвали озабоченность у НАТО. Однако какие-либо активные шаги Альянса в регионе немедленно будут расценены Россией как угроза ее безопасности: Д. Медведев в частности заявил, что в Арктике можно обойтись без НАТО и что регион должен стать зоной мирного сотрудничества различных стран.

Больше того, безопасность Арктики не сводится лишь к военному аспекту. В данном случае не менее важны вопросы охраны окружающей среды, ликвидации различного рода катастроф, обмена информацией и скоординированных действий служб спасения разных стран, развития инфраструктуры региона и т.д. Пока Россия выражает готовность к полномасштабному международному сотрудничеству по всем направлениям, однако что будет дальше, сказать трудно. Ситуацию осложняет тот факт, что за влияние в Арктике борется целый ряд государств – в том числе традиционные геополитические соперники: США и Россия, - от отношений которых во многом будет зависеть общий климат международного сотрудничества в регионе.

Москва понимает, что нестабильность в Арктике стала бы катастрофой с экономической точки зрения. Арктические условия настолько сложны, что потребуется много времени и инвестиционных вложений, прежде чем удастся создать необходимую инфраструктуру и безопасные условия эффективной добычи энергетических ресурсов северного континента.  И тут встает закономерный вопрос: «Насколько широко Кремль собирается открыть двери в российскую Арктику иностранным инвесторам»? И хотя сделка «Роснефти» с ВР и активные попытки «Газпрома» найти внешних партнеров для совместного освоения имеющихся арктических ресурсов демонстрируют готовность Москвы к международному коммерческому сотрудничеству в данной области, отсутствие системных реформ в России вызывает серьезные сомнения в его перспективах.

Пока кажется, что то, что делает Россия в Арктике, является двухвекторной стратегией, которая, как ожидается, поставит Москву в беспроигрышное положение. На лицо попытки решить проблемные вопросы с использованием «мягких»  мер воздействия, а именно, закрепить правовой режим, установленный Морской конвенцией ООН, научно обосновать претензии на континентальный шельф, найти стратегических партнеров и привлечь инвестиции, убедить всех в том, что услуги НАТО в регионе не требуются, и т.д. Правовой путь – это наиболее легкий механизм достижения цели, и пока Россия будет видеть, что она ничего не теряет, используя его, она и дальше будет действовать в данном направлении.

В то же время, на крайний случай (если «мягкая» стратегия не сработает) у Москвы припасены «жесткие» меры убеждения.  В таком случае присутствие военного контингента в регионе станет сильным аргументом в защиту своих претензий. Образ России как государства, имеющего исключительные права на Арктику, является неотделимой частью великороссийской идентичности. Поэтому с учетом экономической выгоды, помноженной на великодержавную идеологию, трудно представить, что что-то заставит Россию отказаться от арктических амбиций.

В рамках классического противостояния «Восток – Запад» Арктика была и остается своего рода северной стеной, сдерживающей крупнейшую континентальную державу на планете. Однако XXI в. вносит свои коррективы в обычный ход вещей: растущая доступность Арктики (ее энергетических и рыбных ресурсов, новых транспортных путей и т.д.) может значимо изменить геополитический статус России, усилив морской вектор ее развития. Если таяние арктических льдов продолжится, Москве удастся разорвать ледяной пояс окружения и перейти на совершенно новый уровень коммерческих и военно-стратегических отношений с внешним миром.

Изменения, происходящие сегодня в Арктике, няряду с усилением там «русского фактора» вызывают все большую озабоченность у северных стран, заставляют их задуматься об общей безопасности в этом регионе и возможном вовлечении НАТО в процесс ее укрепления. Арктика без льда (даже только летом) способна серьезно скорректировать оборонные приоритеты, а, возможно, и стратегические концепции сдерживания различных стран, особенно с учетом вероятного столкновения арктических интересов США и России. Таким образом, сложная конъюнктура политических (стратегических), экономических и географических факторов на ближайшую перспективу превращает Арктику в один из самых интересных и значимых регионов мира.

Римвидас Рагаускас





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.