Как и ожидалось, "Роснефть" быстро наша замену BP

Вице-премьер Игорь Сечин встретился с гендиректором англо-голландской нефте- и газодобывающей компании Shell Питером Возером. На переговорах обсуждался широкий круг вопросов, начиная от международного сотрудничества двух компаний и реализации совместных проектов в третьих странах до возможности участия Shell в модернизации российской нефтепереработки.

Однако главной темой встречи стала объединение мощностей «Роснефти» и Shell для освоения шельфа в Арктике и на Чёрном море.

Напомню, судьба освоения арктического шельфа, лицензия на разведку и добычу запасов которого принадлежит Роснефти,  складывалась весьма драматично. (см. «Файл РФ» – «Можно – только осторожно», «Была бы нефть, а партнёр найдётся»,  «Фридман забурился»).

В январе было публично объявлено о том, что партнёром госкомпании стала британская ВР. Компании совместно должны были заняться освоением Восточно-Приновоземельских участков в Карском море. Планировалось, что для этого два концерна произведут взаимный обмен акциями и войдут в уставный капитал друг друга.

Однако ничего из запланированного не осуществилось. В совместные планы двух компаний вмешался консорциум ААР, с которым ВР уже создала в России совместное предприятие под названием ТНК-ВР.

ААР опротестовал в международном арбитраже договорённость BP с российской госкомпанией. Формальным предлогом для протеста стало противоречие этого соглашения обязательству британцев вести все проекты на территории России через совместную с ААР компанию (ТНК-BP). В ААР также посчитали, что интересам консорциума нанесён  существенной ущерб.

В чём выражается ущерб, точно узнать никому так и не удалось, поскольку владельцы консорциума об этом предпочитали не распространяться. Претензии к ВР выглядят тем более странными и подозрительными, что эта британская компания сотрудничает с «Роснефтью» аж с 1996 года, и до сих пор ААР ни разу не заявлял, что это как-то ущемляет интересы консорциума.

Остаётся только предполагать, в чём же скрывается истинная подоплёка срыва сделки ВР с «Роснефтью». Наиболее правдоподобной представляется версия, суть которой заключается в том, что основными причинами несостоявшегося сотрудничества являются не столько экономические обстоятельства, которые безупречны и устраивали все заинтересованные стороны, сколько политические соображения наших западных партнёров.

«Роснефть», став крупнейшим акционером ВР, получала доступ к важнейшим инфраструктурным объектам США, Канады и стран Западной Европы, которые, в свою очередь, являются собственностью британской корпорации. Возможно, западников напугала сама мысль, что российская компания получит возможность доставлять газ и нефть до конечных потребителей, минуя посредников в Европе и США. В случае, когда российские компании обретают контроль не только над добычей углеводородов, но и над сбытом, у наших партнёров сокращаются возможности по управлению рынком нефти и газа, установлению на нём выгодной ценовой политики.

В итоге сделка не состоялась. Хотя и строилась она на взаимовыгодных, равноправных условиях. Ведь и ВР входила в капитал Роснефти, а соответственно, и британская компания становилась совладельцем наших углеводородных месторождений. Но, судя по всему, политико-экономическая установка Запада монопольно контролировать свой рынок сбыта оказалась сильнее стремления компании BP получить долю собственности в арктическом месторождении.

Абсолютно двусмысленной, если не сказать жёстче, выглядит позиция и та роль, которую сыграли во всей этой истории владельцы ААР во главе с Михаилом Фридманом. Получив исключительные возможности за счёт государства, которое в 90-е не только закрывало глаза на их сомнительные схемы ведения бизнеса, но и всячески поощряло их. Они сделали из воздуха миллиарды, а сейчас играют на стороне Запада.

Что касается «Роснефти», то срыв сделки с ВР, по заключению аналитиков Moody’s Investors Service, не сказался на «самочувствии» госкомпании. А вот для ВР и их совместного с ААР предприятия ТНК-ВР испорченные отношения с госкомпанией несут в себе определённые риски.

«Я не верю в реинкарнацию этой сделки», – так прокомментировал срыв соглашений «Роснефти» с ВР министр энергетики России Сергей Шматко. Таким образом, перспективы расширения деятельности британской компании в России становятся довольно призрачными.

В тоже время у «Роснефти» остаются развязанными руки для выбора новых партнёров. В настоящий момент «Роснефть» получает предложения, помимо уже упомянутой выше Shell, ещё и от других нефтяных гигантов – таких, как, например, Exxon Mobil и Chevron. В «Роснефти» утверждают, что на шельфе для всех найдутся возможности работать. С учётом мировой тенденции роста потребления углеводородов проблем с выбором достойного партнёра по освоению гигантских шельфовых запасов углеводородов не будет.

Олег Фёдоров





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.