Жители омской деревни восстановили для туристов "каторжный маршрут"

Туристов заковывают в кандалы и гонят по Сибирскому тракту. Сельчане надеются, что каторжный маршрут вытащит деревню из нищеты, а переживающие кризис сибиряки поймут, что их проблемы - ничто по сравнению с тем, что выпало на долю ссыльных. Кандальным путем прошел и корреспондент "РГ".

От Омска до Больших Ук свыше трехсот километров по расхлябанной трассе. Плюс двадцать километров до деревушки Становка.

- Поедем на "уазике", - предлагают сельские краеведы. - Зимой мы туристов на лошадях возим, но сейчас они до Становки не дотянут - в грязи увязнут.

Именно здесь сохранился в первозданном виде отрезок Московско-Сибирского тракта длиной в восемнадцать верст. Той самой дороги, по которой путешествовал Чехов, ехали в ссылку Радищев и Чернышевский, шли декабристы и их жены. По краям узкой колеи топкие болота, мутные омуты и непроходимый ельник.

"Великие грязи: лошади тонут, а конвоиры с горя неделями пьют", - писал о здешних краях в XVIII веке путешественник Иоганн Гмелин.

- С тех пор у нас мало что изменилось, - признают местные жители. - По всей области частушки поют: "Хочешь грязи, хочешь муки - приезжай в Большие Уки". Наш район по площади второй в Прииртышье, а по численности населения - тридцать второй. Один житель на квадратный километр.

По весне речушки, которых в районе более сотни, выходят из берегов и отрезают малые деревни от большого мира. С апреля и до конца лета самый ходовой товар в магазинах - надувные лодки и резиновые сапоги. По этой причине и с урожаем в Больших Уках как-то не складывается, и промышленности нет. А инвесторов в непролазную глушь вообще никаким калачом не заманишь. В результате добрая половина сельчан мается без работы. Зато в каждой деревушке - свои поэты, артисты, художники и писатели.

- Гены ссыльных декабристов сказываются, не иначе, - улыбается председатель комитета по культуре и искусству Надежда Ходасевич.

Кому из них пришла идея делать деньги из грязи, выяснить мне так и не удалось. Но факт остается фактом: на очередном "мозговом штурме" в поселковой администрации было решено извлечь из местных географических особенностей хоть какую-то пользу.

- Экстремальный туризм сегодня пользуется популярностью во всем мире, - уверен директор музея истории Московско-Сибирского тракта Евгений Зензин. - Людям надоел стандартный пляжный отдых, они нуждаются в новых впечатлениях, познавательных путешествиях. А Большие Уки - самое подходящее место для того, чтобы приобщиться к истории и при этом получить изрядную дозу адреналина. Почувствуйте себя каторжником девятнадцатого века, и вы поймете, что сегодняшний кризис - это не самое худшее, что может с вами произойти.

Повторить путь декабристов каждый желающий может всего за тысячу рублей. Для горожан - смешные деньги. Для большеуковцев - шанс на выживание.

...Евгений Зензин защелкивает на моих руках пятикилограммовые железные кандалы - точную копию тех, что надевали когда-то на ссыльных. Вдвое больше весит овечий зипун. Вместе с компанией туристов из соседнего района нам предстоит одолеть восемнадцать верст этапа до Форпоста. За этой деревней жизни уже нет. Впереди - Аевский волок с волками и медведями и сотни километров болот до самой Тюмени.

Марш-бросок с экипировкой в пятнадцать килограммов и по колено в грязи. Пьяный конвоир предлагается за дополнительную плату.

- Снимите с меня эти причиндалы, - пройдя всего несколько метров, начинает ныть студент Серега. - Я и на физкультуре так никогда не выматывался.

- Раньше эти браслеты защелкивали прямо на арестанте, и снимать их разрешалось только в двух случаях - если человек умирал или освобождался на временное поселение, - авторитетно объясняет экскурсовод Леонид Жигаров, по совместительству - механизатор из Становки.

Кандалы Леонид мастерит собственноручно, в свободное время. Причем не за деньги, а исключительно для того, чтобы вписать имя своей родной деревушки в страницы новой истории. И на маршруте сельчане гоняют городских "каторжан" не за зарплату, а "для души". Вся выручка пока идет на развитие оригинального промысла.

- Мы даже и не предполагали, что вокруг Сибирского тракта поднимется такой ажиотаж, - признается Зензин. - Первые туристы для местных были в диковинку. Толпы зевак сбегались поглазеть на звенящих кандалами чудаков. Теперь же телефон раскален добела - звонят из Украины, Казахстана, Германии. Просят принять группы по пятьдесят человек. А у нас только грязи на всех и хватит. В поселковой гостинице всего пятнадцать мест, да и кандалы с зипунами нарасхват, надо срочно мастерить еще несколько экземпляров экипировки.

А настырные туристы между тем находят в Больших Уках все новые достопримечательности. Икону в становской часовне, которая, по слухам, уже избавила не один десяток сельчан от пристрастия к зеленому змию. Избушки с настоящими русскими печками, где можно погреться на полатях. Комаров и слепней в пол-ладони, которых группа экстремалов из Грузии летом сперва приняла за маленьких воробьев.

А вот с чем в Больших Уках туго, так это с демографией. В том же Форпосте на шесть учеников деревенской школы - девять учителей! Но нет худа без добра. Благодаря "великой грязи" району - единственному в регионе - удалось избежать оптимизации учебных заведений. Вывозить школьников на занятия в распутицу длиной в несколько месяцев невозможно. Впрочем, на грязь, которую весь район годами костерил на чем свет стоит, теперь возлагаются большие надежды.

- Уже в следующем году туристический маршрут может дать поселку около сотни новых рабочих мест, - считает глава Больших Ук Сергей Казначеев. - В дальнейшем на его основе можно создать своеобразное золотое кольцо Прииртышья. Ведь в Омской области немало изюминок для экстремального отдыха.





Дополнительно


Copyright © 2010-2019 AtlasMap.ru. Контакты: info@atlasmap.ru При использовании материалов Справочник путешественника, ссылка на источник обязательна.